Ясунари Кавабата: «Тысячекрылый журавль»

Ясунари Кавабата«Всякий раз, когда я читаю произведение Ясунари Кавабата, я чувствую, как вокруг меня замирают звуки, воздух становится кристально-чистым и я сам растворяюсь в нём». Аоно Суэкити

Ощущение после прочтения книг японского писателя-классика Ясунари Кавабата небывалое: словно тебя окатили холодной водой, развернули реальность на 180 градусов, вытряхнули из твоей души  чувства, сокрытые в глубине, и заставили подумать.

Именно такое воздействие оказывают его знаменитые романы  «Стон горы», «Заснеженная страна», «Танцовщица». Но сейчас мне бы хотелось остановиться на романе «Тысячекрылый журавль», где писатель мастерски описывает историю душевных переживаний молодого человека, в свете тонкостей чайной церемонии, культуры и мировоззрения японцев.

Роман начинается с приглашения главного героя Кикудзи на чайную церемонию, где ему представится возможность познакомиться с прекрасной девушкой Юкико. После первой встречи образ юной  красавицы у  Кикудзи ассоциируется  с рисунком белоснежного  Тысячекрылого Журавля на розовом фоне изображённом на её фуросики (фуросики – это цветной платок, в котором раньше в Японии носили вещи).

Тысячекрылый журавль  в книге имеет символический смысл. Героине тем самым словно предрекается счастливая судьба. По древнему японскому преданию, белый журавль – священная птица, возносящая на небо тех, кто достиг в земном свете существования бессмертия, является олицетворением счастья и долголетия. Образ Юкико очаровывает Кикудзи, но, тем не менее, он тянется к другой женщине, вызывающей отталкивающие и противоречивые чувства.

Писатель ярко обрисовывает любовь и отвращение, символически отождествляя человека с чертой или вещью присущей только ему. Ведь не случайно человек часто бессознательно воспринимают другого по какой-либо вещи, притягивающей внимание.

«Может, чем ближе тебе человек и чем дороже, тем труднее восстановить в памяти его образ? Может быть, наша память с полной отчётливостью воспроизводит только нечто необычное, уродливое. И  действительно, лицо Юкико представлялось Кикудзи каким-то светлым пятном, как символ, а чёрное родимое пятно на левой груди у Тикако стояло перед глазами, напоминая жабу».

Ясунари Кавабата показывает мелочи, с  ним начинаешь замечать Мир вокруг. Мир, который  становится гораздо шире. Мир, где человек неотделим от природы, а окружающие вещи, всё, к чему он прикасался,  продолжают нести в себе часть его души, оживают и ткут свою историю.

Автор уделяет большое внимание цветам, словно призывая нас учиться у природы, стремиться проникнуть в непознанные её тайны. Через образ природы Кавабата раскрывает образы человеческой души, и поэтому многое в его произведениях имеет скрытый подтекст многоплановость.

«В токонома в плоской вазе стояли ирисы. И на поясе девушки были красные ирисы. Случайность, конечно… А впрочем, не такая уж случайность: ведь это очень распространённый символ весеннего сезона.

Мидзусаси, в котором стояли цветы, оказался спасительным островком. Кикудзи, слегка повернувшись и опершись одной рукой о татами, стал рассматривать кувшин.  Почему бы не рассмотреть его как следует? Ведь это сино, великолепная керамика, один из предметов чайной церемонии.

Кувшин со странной, почти роковой судьбой. Впрочем, у каждой вещи своя судьба, а уж у посуды для чайной церемонии – тем паче. Прошло 300, а то и 400 лет с тех  пор, как был изготовлен этот кувшин. Кто пользовался им до госпожи Оота, кто был его обладателем, чьи судьбы оставили на нём свой незримый след? – Сино делается ещё прекраснее у очага, рядом с  чугунным котелком. Вы не находите?»

Кавабата драматически раскрывает историю чувств скромной девушки Фумико, влюблённой в Кикудзи. Вместе с переживаниями героини читатель ощущает накал страстей и всю опасность безумия любви. Глубина Фумико словно противопоставлена поверхностному, светлому и неуловимому образу Юкико.

«Дикая повилика. Выросла сама. Стебелёк тоненький, листья малюсенькие, и один-единственный цветок – простенький, скромный, тёмно-фиолетовый. Кикудзи глядел на цветок и думал: в трёхсотлетней тыкве нежная повилика, которая проживёт не более одного дня».

На протяжении всего романа Кикузди испытывает самые разнообразные порывы и чувства. Ему не дают покоя противоречивые чувства к  трём разным женщинам,  Образы героев и мысли персонажей настолько реалистичны, и лишены поэтических гипербол, что  вместе с главным героем мы вспоминаем собственные переживания, и проходим путь его отношений, очень близкий к реальным.

Сейчас Кикудзи подумал, что нельзя думать о каком-нибудь человеке как об абсолютно недосягаемом, такого не бывает на свете. Мечта – она всего лишь мечта, она недостижима. И я примирился с этим – с недостижимостью. Но то,  о чём можно только мечтать – страшно.

У романа «Тысячекрылый журавль» нет завершённости, что, в общем-то, характерно для японских произведений. Читатель, ожидающий развязки,  остаётся в недоумении со своими собственными мыслями. Но незавершённость эта лишь усиливает воздействие образа, вовлекает читателя индивидуально, привлекает его к соучастию, сотворчеству. Читатель начинает осмысливать собственную жизнь, собственные чувства, а Мир облачается в новые невидимые раньше краски.

Автор статьи - Елена Гулевич

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:

Комментарии: