Великая тайна Чингис-хаана

Зачем император Монголии повелел воздвигнуть обоо в честь своей матери на труднодоступной горе в глухой тайге?

Мало кто знает, что именно  в Бурятии находится обоо, посвященное матери Чингис-хаана.

По словам президента «Наследия Оэлун» Елены Бундаевой, они просто не могли пройти мимо такого факта. И решили обязательно не просто посетить это место, а провести там священный обряд. Для этого они провели переговоры с Пандито Хамбо-ламой Дамбой Аюшеевым, который благословил  участников «Наследия Оэлун» на экспедицию и обещал прислать служителей для проведения обряда.

Памятник находится в Иволгинском районе, в верховьях реки Оронгой на Малом Хамар-Дабане. Гора, на которой расположено обоо, называется Бурхан Галта Уула и достигает высоты 1550 метров.Таинственное место

Стоит отметить, что в справочниках и поисковых системах Интернета это место позиционируется в основном как «Обоо Чингисхана», хотя, как говорят местные жители, правильнее было бы называть его «Обоо Оэлун», поскольку великий хан построил его в честь своей матери. Однако, по сообщению старожилов, рядом стоит ещё одно культовое сооружение, посвященное первопредку монголов Борте-чино (Буртэ-шоно).

По преданиям местных бурят, когда Чингис-хаану исполнилось 50 лет, он решил навестить края, где родилась его мать, великая Оэлун-учжин. Это произошло, предположительно, в 1212 году. Здесь он решил поставить культовые сооружения в честь матери и предков, по древней традиции, состоящие из груды камней. Затем Чингис-хаан установил здесь «Их Хориг» - особый режим, по которому запрещалась всякая деятельность, наносящая ущерб природе. В своё время исследованиями этой местности занимался известный учёный-краевед Галдан Ленхобоев. В 1951 году он организовал экспедицию в район Хамар-Дабана, в верховья реки Оронгой, где обнаружил легендарное обоо. В своей рукописи «Древние памятники, свидетельствующие о происхождении бурят-монгольского народа», Ленхобоев писал: «здесь запрещалось землепашество, строительство городов, даже облавная охота. Здесь хоронили великих ханов». По одной из теорий, именно это место персидский историк Рашид-ад-Дин в начале 14 века указывал как захоронение монгольского хана Ариг Бугу, внука Чингис-хаана.

После Галдана Ленхобоева в тех местах бывали многие учёные-исследователи – публицист Чингис Гомбоин, историк Анатолий Жалсараев, профессор Сергей Чагдуров, специалист по геопатогенным зонам Геннадий Червяков.

Были здесь известный проповедник буддизма Еши Лодой Римпоче, депутат Народного Хурала Цыденжап Батуев и другие. Кто прилетал на вертолете, кто добирался пешком. Однако, до сих пор на вершине побывало очень мало людей, поскольку лететь туда дорого, а идти – трудно. Да и точное расположение этого места мало кому известно, разве что местным охотникам-проводникам.

Начало дороги

Три села – Хурамша, Кокорино и Гильбира, расположены в Иволгинском районе, немного в стороне от автодороги Улан-Удэ – Кяхта, недалеко от села Оронгой. Здешние места известны своим Карасиным озером, излюбленным местом отдыхающих, и своими знаменитыми огурцами. Отсюда начался наш путь к священному месту. В Гильбиринской школе, в которой учатся школьники трех сел, нашу делегацию встретили учителя и школьники, а также представители местной общественности. Некоторые из них пойдут с нами в этот поход. Учительница технологии Дарима Жамсаранова уже один раз ходила на обоо Оэлун, причем была единственной женщиной-участницей экспедиции.

Поведет нас опытный охотник, уже не раз бывавший в тех краях. По его словам, добираться до тех мест довольно трудно, поскольку ориентиров для обычных туристов там нет, как нет и тропы. Дорога, проложенная лесозаготовителями, заканчивается быстро, а дальше идет сплошная тайга, через которую придется идти.

Состав экспедиции набирается, можно сказать, символический – 33 человека. Помимо членов совета «Наследия Оэлун» идут их друзья, родственники.

От Буддийской традиционной Сангхи России отряжены пять служителей во главе с Буда-ламой, настоятелем Дуйнхор-дацана, что на Верхней Березовке.

Также – студенты из вузов Улан-Удэ, местные школьники с учителями. «Силовую поддержку» обеспечивают четверо бойцов Бурятского ОМОН. Видеосъемку будет проводить Александр Соколов, директор киностудии «Урга». Из представителей СМИ – телезвезда Лариса Иринцеева и ваш покорный слуга.

Из села Кокорино на автобусах УАЗ мы выезжаем в базовый лагерь, расположенный в верховьях реки Оронгой. Дорога – грунтовая, вся в лужах, поэтому, менее чем на джипе, ездить туда не рекомендую.

Прибыв на место, обнаруживаем покинутый лагерь лесорубов. Кругом мусор, остатки лесозаготовок, и то ли зимовье, то ли баня. Начинаем располагаться. Парни-омоновцы привычно разворачивают палатки, у всех из них за плечами командировки в Чечню, и к спартанским условиям им не привыкать. Чего не скажешь о некоторых представительницах прекрасного пола, одевшихся как будто в ночной клуб.

Расположившись, и перекусив, проводим время у костра. Буда-лама, по просьбе собравшихся, начинает увлекательные беседы о буддизме.

Приходит ночь, однако от охватившей тело зябкой дрожи спать не хочется, приходиться согреваться крепкими напитками. От холода все довольно мало поспали. Что ж, с раннего утра придется, толком не поспав, двигаться в путь.

Путь к святыне

Так получилось, что практически никто из нас не знал, с чем нам придется столкнуться. Омоновцы думали, что мы поедем к Иволгинской горе «Ом мани падме хум», да и я не ожидал, что придется ехать так далеко. Поэтому слова Даримы Жамсарановой, что идти надо будет пять часов, ввергли в некоторую растерянность. Слава богу, что-то подозревая, взял в поход самую бросовую одежду, и мог не беспокоиться, что порву штаны или куртку.

Однако, путь к обоо Оэлун превзошел самые смелые ожидания. Крутые спуски перемежались ещё более крутыми подъемами, под ноги попадали камни, кочки, временами приходилось продираться сквозь молодой сосняк и разнообразные буреломы. Двое омоновцев несли на себе молитвенный барабан «хурдэ», который мы должны были установить на вершине обоо.

Отряд растянулся настолько, что несколько отдельных группок были вынуждены передвигаться, что называется, по слуховым ориентирам.

Наконец, пять часов изнурительного движения позади. Впереди ещё одно препятствие – заросли сосняка, и вот оно, обоо Оэлун. Оно появляется из-за молодых сосенок, сперва вершиной, на которой установлена жердь с лентами-залаа и хадаками. Парни резво взбираются на вершину, девушки, как принято, остаются внизу. Вокруг обоо в разнообразном положении также лежат камни. Само же культовое сооружение, да простят меня предки, производит довольно-таки жуткое впечатление. Асимметрия, серость, и некая дисгармония камней, нагроможденных на высоту трехэтажного дома, поражают воображение и вызывают ассоциации с картинами Пикассо. Здесь нет ничего искусного и изящного – только дикая, первобытная сила.

В то же время, сразу видно, что это не причуда природы, а творение рук человеческих. И если раньше у меня были сомнения, что это обоо было построено по велению Чингис-хаана, то теперь они рассеялись. Чья ещё железная воля могла собрать сотни людей и лошадей для строительства этого сооружения? Некоторые камни, причем не в основании, а даже на вершине, просто огромны, и явно весят не одну тонну.

Я взбираюсь на обоо. Дует ветер, и охватывает одновременно чувство дикого ужаса и дикого восторга, кружится голова. Мысли сменяют одна другую – вдруг эти камни сейчас обвалятся? Но не могут же, сотни лет простояли! Сейчас как дунет, и упаду! От упадка сил и эмоций очень сильно захотелось пить. А воды с собой никто не захватил, надеялись на родник, который, как выяснилось, пересох. Обходя обоо, заметил, что в одном из камней в углублении скопилась талая вода. Ничего более вкусного в жизни не пил!

«Оэлун ждала вас»

После непродолжительных приготовлений, ламы приступают к ритуалу. Зажигается священный огонь, в который Буда-лама кладет балим – «пищу богов», особое ритуальное пирожное. Затем участники экспедиции также преподносят жертвенную пищу и питьё – сэржэм. Ламы молятся великой матери Чингис-хаана, духам местности, возносят молитвы за счастье и благополучие. Закончив обряд, отправляемся в не менее трудный обратный путь. Когда всё закончилось, Буда-лама сказал: «Оэлун ждала вас, и великий Чингис-хаан очень рад тому, что вы пришли поклониться его матери».

И теперь хотелось вернуться к вопросу – зачем же великий хан повелел поставить обоо в такой дикой местности? Думается, это было не случайно. Культовые места бурят и монголов всегда ставились на возвышенности. Кроме того, район верховий Оронгоя довольно каменист, что на себе испытали участники экспедиции. Ну и, наконец, может, действительно мать Чингис-хаана родилась в этих местах? По словам Буда-ламы, это одна из великих тайн, которую вряд ли нам удастся разгадать.

Впрочем, стоит вернуться к более прозаическим темам. Как рассказала президент «Наследия Оэлун» Елена Бундаева, отснятый в экспедиции видеоматериал будет использован для создания совместного бурят-монгольского проекта. Монгольское общество «Тасам», занимающиеся связями между монголоязычными народами по всему миру, планирует снять документальный фильм о жизни в трёх бурятских субъектах РФ – Бурятии, Усть-Орде и Аге. Возможно, об этом памятнике будет снят и отдельный фильм, что называется, собственными силами.

Самым спорным вопросом остается возможность организации туристского маршрута на обоо Оэлун. Да, с одной стороны, вполне возможно взяться за это дело довольно основательно. Организовать тропу, проложить не только пешие, но и конные маршруты, построить нормальный базовый лагерь, хотя бы в виде избы с печным отоплением.

Но с другой стороны, надо ли это? Обоо – священное место, где следует вести себя почтительно, не сорить, не курить, и приходить куда следует только для того, чтобы помолиться духам, в честь которых этот памятник был установлен. Вряд ли досужие туристы смогут соблюсти все эти условия. И тут появляется мысль, что не случайно Чингис-хаан установил памятник своей матери в таком глухом месте. Чтобы приходили сюда лишь люди сильные телом и духом, дабы поклониться великой Оэлун, а не случайные визитеры.

ЕВГЕНИЙ ХАМАГАНОВ

Организаторы благодарят администрацию Иволгинского района, Буддийскую традиционную Сангху России, Бурятский ОМОН, киностудию «Урга», Гильбиринскую среднюю школу, гендиректора компании «АСФ» Виктора Анганова, предпринимателя Людмилу Шелхоеву за помощь в проведении экспедиции.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:

Комментарии: