Удыгейцы – лесные люди

Удыгейцы«Рыбокожие инородцы», «люди, одевающиеся в одежду из рыбьей кожи», «длинноволосые люди», «старые манчжуры», «лесные люди» - так называли между собой китайцы удыгейцев.

Известно, что ещё в пятом веке на побережье Японского моря (на территории современного Приморского края России) обитало племя удзи, и родственные ему племена уже и удигай

Племя удигай обитало севернее племени уже в лесистом районе по правому берегу Амура. Название племени переводится как «лесные люди». Чжурчженьское слово удигэ означало «дикий, некультурный, неприрученный».

Итак, на протяжении почти 2000 лет в труднодоступных горно-таёжных районах Приморского края обитали мелкие разрозненные племена чжурчженей, называющие себя удигэ и не признающие над собой власти.

В конце XIX века удыгейцы состояли из множества родов, а уже в начале XX века многие из родов исчезли. Походы манчжуров против населения Приморья нарушили их мирное развитие, и они стали селиться в труднодоступных местах. Ещё в 1897 году в четырёх округах Приморского и некоторых районах Амурской области было зафиксировано 1842 человека – удихэ. В начале XX века в следствие эпидемии оспы и сильного голода численность удыгейцев значительно сократилась. Теперь они проживают в Приморье и Хабаровском крае в нескольких селениях.

В прошлом веке некоторым учёным, таким как Арсеньев В.К., Старцев А.Ф. удалось исследовать некоторые сохранившиеся традиции и культуру этого налочисленного народа.

УдыгейцыУдыгейцев можно было найти в селениях в распадках сопок, удобных для добычи копытных животных и пушного зверя. Малые семьи жили в небольшом двухскатном доме каркасного типа «малума кава». Жилище их было настолько простым в изготовлении, что удыгейцы, когда убивали зверя, часто не зверя тащили к дому, а вместе с семьёй перекочёвывали к тому месту, где лежало убитое животное.

Чтобы добыть пропитание, удыгейцы молились небесной старухе Тагу Мама, которая распоряжалась душами зверей и людей, и выходили на охоту на лося, изюбра, медведя, соболя, барсука и других животных. На пушной промысел охотник уходил в праздничной одежде. Когда он приходил на место, то обращался с молитвой к небу Бауни и хозяину гор Онку, у которых он просил удачной охоты и оставлял на жертвенном столике свои дары. Затем охотник снимал праздничную одежду, переодевался в промысловый костюм и приступал к охоте. После промысла охотник благодарил хозяев местности, клал на жертвенный столик добытых зверьков, и снова переодевался в праздничную одежду, чтобы пойти домой. После удачной охоты на лося, кабана или другого крупного зверя удыгеец разделывал тушу на части и наделял мясом всех жителей стойбища.

Удыгейцы занимались не только охотой, но и рыболовством, поэтому на столе всегда была рыба, мясо диких животных, жидкая каша, напитки из ягод и трав. Чтобы уберечь организм от цинги, таёжники употребляли в пищу свежую кровь зверя, которая содержит хорошо усвояемые белки, соли и гормональные вещества. Силы удыгейцы восполняли сырам мясом. Даже грудных детей они кормили костным мозгом, когда мать не могла обеспечить ребёнка своим молоком.

Из рыбных блюд особым лакомством считалась голова рыбы, рыбные шашлыки, ели также копчёную, жареную и сырую рыбу. Было у них блюдо «солими», которое вызывает насмешки и брезгливость у европейца. Это пережёванная вместе с икрой и ягодой и залитая жиром юкола (рыба). Это было необходимо делать при спасении жизни тех людей, которые рано теряли все зубы и не ели грубую пищу. Удыгейцы, как и другие восточные народы, очень любили рис, но у них он не был повседневной пищей, поскольку стоил очень дорого.

sh98Удыгейцев всегда привлекала красивая одежда и украшения, этому уделялось особенно много внимания. В прошлом одежда «лесных людей» с её традиционными вышивками служила своеобразным паспортом. По украшениям можно было определить род и национальность человека. Обильно украшенная одежда дополнительно украшалась разнообразными металлическими подвесками и раковинами каури. Кроме того, все мужчины и женщины очень любили украшать себя серьгами, браслетами и кольцами. Некоторые женщины украшали серьгами уши (по 4 в каждое ухо) и нос, продевая их в правую ноздрю, реже в носовую перегородку.

Традиционной одеждой мужчин был халат из рыбьей кожи «аму тэгэ», часто оформленный цветными узорами или орнаментом. Но к концу XIX века рыбья кожа почти полностью была вытеснена суконной, шерстяной, шёлковой и хлопчатобумажной тканями фабричного производства. Удыгейские халаты по покрою сходны с монгольской и чжурчженьской одеждой и относятся к запашному типу кимоно. Зимой бедные удыгейцы носили ватные халаты или шубы из шкур диких животных, а зажиточные имели шубы из бараньего меха, которые приобретали у купцов. У всех удыгейцев также была отличительная кожаная шапочка богдо с беличьим, соболиным хвостиком или красным шнурком на макушке.

Этнической особенностью является причёска удыгейцев, состоявшая из двух кос, свисавших вперёд с плеч. Мужчины, как и женщины волосы заплетали в две косы, перегибали их и плотно обвязывали красным шнурком. Отличие женской причёски от мужской заключалось лишь в том, что у женщин было специальное накосное украшение, скреплявшее волосы на затылке.

Удивительным в отношениях удыгейцев были семейные отношения. Удыгейцы одного рода и одной фамилии считались сёстрами и братьями, и им было запрещено жениться. Но в удыгейском обществе практически каждый человек имел право на жену старшего брата, хотя старший брат не имел такого права на жену младшего, так как являлся ей кем-то вроде отца.

Удыгейцы жили мирно и всегда удовлетворяли нужды не только своей семьи, но и заботились о других сородичах. Если кто-то в племени нуждался в еде или материальных вещах, ему сразу это давали без отдачи. Среди удыгейцев не было воровства. «Зачем красть, когда хозяин итак даст просимое», думали жители и никогда не запирали свои дома.

Все дела удыгейцы старались уладить мирным путём, а если возникали спорные вопросы, то они решались в суде двух родов и посредников третьего рода. Виновных обычно наказывали штрафом в пользу оскорблённых. Если виновные штраф заплатить не могли, то платили за них сородичи. Так, например, за мелкую провинность взимался один котёл и халат. За похищение девушки – 10 рубашек и котёл. Девушка при этом оставалась у похитителя и становилась его женой.

pop2Но за похищение замужней женщины – штраф взимался выше, и женщина возвращалась к мужу. За насильственную смерть полагалось обязательно мстить, так как считалось, что «душа убитого никогда не попадёт в царство теней и будет вечно странствовать по земле, вопить о мщении, пока наконец, озлобленная, не перейдёт к чёрту». Для мщения по законам полагалось убить лучшего человека из виновного рода от 15 до 30 лет; женщины, старики и дети считались неприкосновенными.

Вообще с вопросами смерти и загробного мира имел дело местный шаман, считающийся сильным. Такие шаманы могли превращаться в зверя или птицу, голой рукой достать из кипящего котла сердце жертвенного петуха, сделать тело больного твёрдым, как камень, и многие другие вещи. Но главной их задачей были камлания по случаю поминок, проводов души умершего, вызволение души, попавшей по воле злых духов в мир мёртвых или к небесной старухе Тагу Мама. Сильный шаман в присутствии народа приступал к камланию – отправлялся за душой. Шаманское камлание всегда сопровождалось пением и пляской вокруг костра. «Пение, удары в бубен, от музыки становится жутко. Шаман говорит неясные слова. Он летит в загробный мир. На дороге ему встречается много препятствий. Он блуждает в горах, попадает в болото, переплывает реки, встречает тигра. Глаза его закрыты, лицо покрылось потом. Наконец он достигает царства теней. Он просит на коленях хозяина загробного мира вернуть душу больного. Перед шаманом появляется множество душ больных людей, и он должен отыскать нужную….»

В наше время настоящих потомственных удыгейских шаманов осталось единицы. Один из них Василий Иванович Дункай, житель Красного Яра в Приморье. По его словам прежде стать шаманом нужно пройти испытания, называемые шаманской болезнью, когда человек находится в тяжёлом состоянии и даже может умереть. После преодоления болезни, у человека открываются способности лечить людей.

Удыгейцы – потомки великих чжурчженей, и, несмотря на тяжёлые условия, в которых им приходилось выживать, болезни и отчуждённость, этот народ продолжает помнить свою историю, хранить легенды и традиции, неся в себе частицу востока на территории России.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:

Комментарии: